ПОЗДНЕАНТИЧНОЕ КРАСНОРЕЧИЕ

А.С. Зотова, Г.В. Карпенко Научный руководитель — доцент Н.А. Дёмина Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского, Россия Кафедра русской и классической филологии

Цель нашей работы заключается в том, чтобы проследить позднеантичное красноречие на примере самых ярких ораторов того времени.

Наиболее заметный след в позднем красноречии оставил Ливаний (314-393 гг.). От него дошли декламации на мифологические и исторические сюжеты, обширная переписка, пространные автобиографии и около 70 речей. Ливаний уделяет большое внимание теории и практике ораторского искусства. Из его речей можно почерпнуть занятные сведения о своеобразном укладе жизни в риторических школах. Ливаний — превосходный стилист, что особенно примечательно и ценно, поскольку в позднеантичном красноречии царила вычурность. Он охотно применяет риторические приемы, но они не подавляют содержания и не заставляют с трудом пробиваться сквозь их толщу к сути дела. Ритмичность и периодичность построения фразы не вырождаются в самоцель: речь Ливания во всех её частях легко воспринимается и на слух, и с листа. Далек оратор и от кокетства аттическим диалектом, изъясняясь на нем так естественно, как будто он был и для него и для его слушателей-современников живой нормой.

Как разительно отличаются от Ливания его коллеги — Фемистий (320-390 гг.) и Гимерий (315-386 гг.)! Фемистий — убежденный рационалист, поклонник аристотелевой логики, платоновой и сократовой системы доказательства истины; поэтический пафос ему органически чужд. Его речи отмечены предельной серьёзностью содержания и строгой архаичностью стиля. Они представляют интерес скорее как исторические источники, чем как литературные произведения. Гимерий, напротив, далек от политики и философии. Его кумиры — не Платон и Аристотель, а лирики. Речи Гимерия пронизаны жизнерадостным, нередко бездумным лиризмом. Обилие сравнений, метафор, антитез и других риторических фигур и тропов приближает гимериев стиль к азианизму. Для Гимерия типично: буйство звучного слова, брызжущая радость бытия и юмор.

В IV в. в Римской империи, в обеих её частях, ведущую роль играли христианские писатели, античная языческая традиция не умерла: напротив, она, как сказано, выдвигает плеяду блестящих талантов, но этот удивительный взлет по существу был предсмертным.